2modekologija
 
Что такое экология?
Экология — это фундаментальная наука, изучающая взаимодействия между окружающей средой, людьми, животными, растениями, микроорганизмами и отношения между самими организмами, а также системы, в которые они включены, от популяции до биоценоза и земной биосферы в целом.

Все живые организмы, классифицируя по источнику питания, делятся на автотрофы и гетеротрофы. Автотрофы — это продуценты, способные создавать органические вещества из неорганических, используя химические реакции и солнечную энергию, поэтому они формируют первый уровень пищевой пирамиды или основу пищевого цикла. В свою очередь, гетеротрофы — это консументы, питающиеся частями живых организмов или другими животными, получая органические вещества в готовом виде.

Консументы по физиологии и специфике питания делятся на:
сапрофаги — гетеротрофные организмы, питающиеся остатками или выделениями организмов, осуществляя дальнейшее измельчение органических веществ, иногда до минералов,

фитофаги — потребляют растения,

зоофаги — питаются живыми животными, то есть плотоядные,

некрофаги — едят трупы животных или падальщики,

детритофаги — питаются органическими остатками растений и животных.

По типам консументы делятся на:
консументы 1-го типа — животные, питающиеся растениями, за исключением паразитических растений и растений с смешанным питанием.

консументы 2-го типа питаются мясом животных, которое не было термически обработано, поскольку термически обработанное мясо не может переварить ни одно животное.

консументы 3-го типа — падальщики.

 
Число Редфилда
Для оценки степени эвтрофикации водоема определяют атомное соотношение углерода, азота и фосфора в воде. В водах, не затронутых или слабо затронутых деятельностью человека, это соотношение элементов в живой биомассе вод составляет 106:16:1 (C:N:P), что называется числом Редфилда. Массовое размножение водорослей или эвтрофикация определяется изменением атомного соотношения азота и фосфора в водоеме. Если соотношение N и P больше 16:1 (увеличенное количество азота), то в водоеме размножатся зеленые водоросли, а если соотношение N и P меньше 16:1 (увеличенное количество фосфора), то в водоеме размножатся сине-зеленые водоросли. Однако следует подчеркнуть, что небольшие колебания между N и P являются совершенно нормальным явлением для каждого водоема, водоросли необходимы, так как они являются источником пищи и кислорода для водных организмов, однако человеческая хозяйственная деятельность во многих водоемах значительно изменяет это соотношение от нормы, что также является причиной эвтрофикации.
 
 
О водах
Именно в странах Балтийского морского региона уровень конвенционального сельского хозяйства очень высок - 25% от водосборного бассейна Балтийского моря используются для сельского хозяйства, т.е. 0,4 миллиона км². Одной из характерных черт конвенционального сельского хозяйства является использование искусственных удобрений, которые способствуют увеличению азота и фосфора в общем обороте, в результате чего возникает большой избыток питательных веществ, который необратимо попадает в оборот живых организмов и окружающей среды. В Балтийское море впадают крупнейшие реки, вносящие до 20 000 тонн фосфора в год, вызывая его зарастание и делая его одним из самых эвтрофных морей в мире.

Хотя эвтрофикация водоемов является естественным процессом, необходимым в природе, в Латвии деградация водоемов признана серьезной проблемой, которую способствует необдуманная человеческая хозяйственная деятельность. Минеральные удобрения с сельскохозяйственных земель с дождевыми и талыми водами смываются из почвы и попадают в дренажные канавы, реки и далее в море. Этот отток ускоряется вспашкой и эрозией почвы. Происходит эвтрофикация водоемов, главным образом вызванная увеличением количества азота и фосфора в воде, что, в свою очередь, способствует размножению живых организмов, уменьшению кислорода в ней, мутности воды и даже накоплению токсичных веществ. Все эти процессы ухудшают качество поверхностных вод. В таких водах происходит увеличение общей массы живых организмов, но, к сожалению, это способствует снижению биологического разнообразия и выраженному доминированию некоторых видов, поскольку многие виды не могут жить в такой среде, им необходима чистая, богатая кислородом вода (например, найада, северная жемчужница).

Доказано, что увеличение притока фосфора и азота стимулирует рост фитопланктона и его массовое размножение. Конечно, водоросли в водоемах очень необходимы для существования других организмов, но разные соотношения азота и фосфора, сильно подверженные влиянию человеческой деятельности, могут вызвать изменения в составе видов фитопланктона, способствуя развитию именно токсичных водорослей, как сине-зеленые водоросли или цианобактерии, что является серьезной проблемой в Балтийском море и других водах. Отмирающие водоросли потребляют кислород, из-за чего в водах образуются мертвые зоны. В Балтийском море мертвые зоны занимают шестую часть его площади, в мертвых районах встречаются только такие организмы, процессы жизнедеятельности которых не требуют кислорода, то есть анаэробы. Там нет ни рыб, ни растений. Выделяемые при гниении водорослей вещества могут вызвать у человека проблемы с кожей, пищеварительной системой и печенью. Нельзя забывать и о пестицидах, используемых в конвенциональном сельском хозяйстве, которые в больших количествах с дождевой водой смываются в водоемы, поэтому на пляжах необходимо проводить всесторонний контроль качества воды.

Вещества, попавшие в пищевой цикл, остаются в нем. Процесс эвтрофикации, вызванный человеком, почти необратим, но его можно ограничить, изменив систему управления землей и привычки людей. За это борются зеленые, точнее говоря, дальновидные, мыслящие люди.

 

 О хозяйствование лесами в Латвии

2modizcirt

"Там, где шелестели сосновые леса" (типичный современный пейзаж Латвии).

Каждый год в Латвии вырубается 46 тысяч гектаров леса. Остался только 1% старых лесов. Создание лесных вырубок приводит к повышению уровня грунтовых вод и эрозии почвы. Чем больше вырубок, тем выше эмиссия CO2 (углекислого газа). Из вырубок и сельскохозяйственных земель с дождевыми водами смывается большое количество нитратов, которые попадают в водоемы и далее в море.

По исследованию Латвийского государственного института лесного хозяйства "Silava", 67% углерода, накопленного в лесных насаждениях, находится в почве. После вырубки деревьев активизируется распад органических веществ и эмиссия CO2. Если в Эстонии 15% территории находится под защитой и законодательно запрещено их использование, то в Латвии это всего 4%, причем лесозаготовители на законодательном уровне пытаются еще больше снизить этот показатель.

Старые деревья, особенно это касается лиственных пород, например, старые дубы пускают свои корни на очень большую глубину, до 50 метров и более, тем самым извлекая из недр земли важные минералы, такие как кремний, йод, литий, бром, ванадий, хром и многие другие, которых катастрофически не хватает в истощенной конвенциональным сельским хозяйством почве. Это естественный механизм, благодаря которому в природе формируется и обогащается верхний плодородный слой почвы. Вырубая старые деревья для получения максимального количества древесины, этот механизм нарушается. В природе есть еще один механизм, который в Латвии не работает – при разрушении горных пород в горах минералы в виде пыли попадают в плодородные горные долины. Если ни один из этих механизмов не работает, затем со временем образуется пустыня.

Уменьшая количество старых деревьев в лесах, страдает биологическое разнообразие, например, если на молодом дубе обитает около 30 различных видов (лишайники, мхи, водоросли, грибы, насекомые, птицы и т.д.), то на старом дубе этот показатель достигает около 300. Те, кто считает, что вместо вырубок, посадив новый лес, сразу начнется аккумуляция CO2, не хотят понимать, что это произойдет только через 30 лет, когда будет достигнут баланс, и только тогда начнется аккумуляция CO2.

Оставляя маленькие островки охраняемых территорий, которые не связаны между собой «коридорами», создается генетическое однообразие видов (так называемый инбридинг, когда долгое время не происходит обмен генетическим материалом), в результате организмы легче подвергаются болезням, возникают различные генетические патологии.

 
Может хватит игнорировать!
О катастрофической ситуации с лесами на этом сайте говорится уже давно. На климатической конференции в Глазго было предупреждено о приближающейся экологической катастрофе в контексте вырубки лесов - фактически то же самое почти в присутствии лидеров почти всех стран мира сказал и Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Может быть, ответственным лицам в Министерстве сельского хозяйства стоит прислушаться к сказанному, а не думать, как обойти рекомендации и указания ЕС по этому вопросу? Может быть, в словах и что-то делается для остановки быстрой вырубки лесов, но судя по делам, происходит обратное – вырубают все больше и молодые деревья, включая защищаемые ЕС биотопы. Оставляют вырубки даже в еловых молодняках, посаженных 40 лет назад, которые только начали абсорбировать CO2 больше, чем выделять.

 

Естественные луга
Часто существует мнение, что сохранение биологического разнообразия означает вообще не вмешиваться в процессы, происходящие в природе, но это не так, поскольку, правильно управляя различными биотопами, выигрывает не только природа, но и человек в долгосрочной перспективе, и одним из типов биотопов, которые наиболее прямо зависят от хозяйственной деятельности человека, являются естественные луга. 

Латвия находится в лесной зоне, что означает, что без вмешательства человека такой биотоп не может существовать долго, хотя, когда территорию Латвии несколько сотен лет назад заселяли крупные травоядные, такие как зубры, лоси и т.д., пейзажи естественных лугов были почти повседневными, однако, с развитием сельского хозяйства, не только исчезли эти травоядные, но постепенно исчезают и их места обитания – естественные луга, которые менее 100 лет назад занимали до 30 % территории Латвии, но в наши дни только 0,7 %. 

Но что такое естественный луг? Это заброшенное поле с зерновыми? Или может быть те зеленые поля, по которым пасутся большие стада скота? Нет, естественный луг – это большой комплекс видов многолетних трав, который формировался на протяжении десятилетий и ежегодно кошен или выпасается (но не интенсивно). Но чтобы сказать, является ли луг под ногами естественным или нет, не нужно быть экспертом по природе. Если количество видов на лугу превышает 30, то луг является естественным и биологически ценным. Как и лесу, лугу также нужны десятилетия, чтобы достичь высокой биологической ценности. В естественном лугу можно встретить до 300 различных видов растений, что составляет примерно треть от общего числа видов растений в Латвии. Почти половина видов растений, занесенных в Красную книгу, встречается именно в этом биотопе. 

Но почему эксперты по природе так обеспокоены исчезновением этого биотопа? Потому что он имеет незаменимое значение для сохранения биологического разнообразия, однако следует спросить, что вообще такое биологическое разнообразие? Это лишь абстрактный набор видов, о котором говорят защитники природы, руководствуясь своими личными увлечениями? Разнообразие видов – это не коллекция монет. Необходимо понимать, что биологическое разнообразие – это как тонкая сеть процессов, в центре которой находится сам человек. Любое действие, неблагоприятное для биологического разнообразия, в ближайшем или дальнем будущем влияет также на качество жизни самого человека, например, перевыпас луга уменьшает количество цветущих растений, что в свою очередь сокращает популяцию насекомых, что влияет на популяцию окружающих птиц, но птицы являются естественными борцами с вредителями, без которых человек вынужден использовать пестициды, негативно влияющие на его собственное здоровье. В природе существует бесчисленное количество таких причинно-следственных цепочек, потому что каждый вид имеет свою экологическую нишу, и при ее исчезновении меняются все экологические процессы, наиболее прямо влияющие на человека. 

Всем естественным лугам, встречающимся в Латвии, в Европе присвоен статус охраняемого биотопа, потому что естественный луг – один из биотопов с наибольшим количеством видов растений и насекомых в мире. Но его ценность заключается не только в биологическом разнообразии. Естественные луга играют большую роль в процессе формирования почвы (почва становится богаче), ограничении эрозии, фиксации углерода, очищении от поверхностного стока загрязнений, регулировании паводков, кроме того, они являются местом кормления и обитания диких животных, большинство из которых также участвует в пищевых цепочках других экосистем. Все биотопы напрямую или косвенно связаны не только между собой, но и с человеком, поскольку человек в долгосрочной перспективе зависит от экологических процессов, которые, к сожалению, чаще всего влияет очень неблагоприятно. 

Если естественные луга в ближайшее время не будут правильно обрабатываться, то скоро они исчезнут совсем. Больше всего к их исчезновению приводит обустройство сельскохозяйственных земель, потому что, вспахивая богатый видами, биологически ценный луг, его первоначальную ценность можно восстановить только через несколько десятилетий, но к сожалению, там, где не пашут, интенсивно выпасают или слишком рано и интенсивно косят, не учитывая процессы созревания семян растений. Лучший способ управления такими биотопами – выпас, который, к сожалению, в наши дни почти не используется. Чаще можно заметить большие стада скота, но большая концентрация домашних животных очень негативно влияет на луг в целом – растительность сильно вытаптывается, и земля перенасыщается питательными веществами, в результате чего очень быстро сокращается видовое разнообразие, потому что неприхотливые виды вытесняются, и их место занимают виды, требующие много питательных веществ, но это непосредственно влияет на популяцию насекомых, далее на животных и птиц, а после некоторого времени и на жизнь человека, когда мы жалуемся, что стаи перелетных птиц портят зимовки или что в саду размножились вредители. 

Однако есть еще один очень важный фактор, влияющий на этот и другие биотопы во всем мире – это фрагментация биотопов. Иногда, едя по шоссе, те несколько пестрых полей иван-чая между огромными полями пшеницы могут обманчиво свидетельствовать о том, что естественные луга вовсе не так редки и исчезающи, но следует учитывать факт, что чем более фрагментирован биотоп, тем он более угрожаем – в малой популяции между растениями вида не происходит обмена генами, виды становятся неустойчивыми к внешним условиям и болезням, в результате чего вымирают. Виды растений лугов очень плохо преодолевают большие расстояния, у их семян нет подходящих механизмов перемещения, и они сохраняют всхожесть только несколько лет, поэтому не могут перемещаться далеко. Поэтому вымирание видов даже в правильно обрабатываемом лугу является серьезной проблемой, потому что в Латвии этот биотоп крайне фрагментирован и занимает очень маленькую площадь.

 
Что происходит с биологическим разнообразием в Латвии?
Потеря биологического разнообразия в последние десятилетия в Латвии и во всем мире происходит очень быстро. Почему? Потому что из ландшафта исчезают среды обитания этих видов – естественные луга, старые и биологически ценные леса, нетронутые болота и многие другие биотопы. Пока правительство Латвии продолжает лоббировать крупных фермеров и интенсивное лесное хозяйство, существование биологического разнообразия Латвии зависит только от малых землевладельцев и их энтузиазма, потому что нынешняя ничтожная площадь территорий природной защиты, к сожалению, не может в долгосрочной перспективе обеспечить потенциал сохранения биологического разнообразия. Необходимо понимать, что биологическое разнообразие может существовать долгосрочно только на уровне ландшафта, а не в нескольких изолированных заповедниках, потому что большая часть видов может жить и размножаться только в рамках метапопуляций, то есть им необходим обмен генами - размножение между популяциями, живущими в разных территориях. Это абсолютно простой и каждому биологу известный основной закон популяционной генетики. Однако для того, чтобы этот обмен генами происходил, виду необходимо иметь возможность перемещаться из одной территории в другую. И в наши дни самым большим препятствием для этого является фрагментация биотопов (к сожалению, Латвия является абсолютным лидером в Европейском Союзе) – виду просто нет пути распространения. Леса в Латвии крайне фрагментированы, и естественные луга сохранились только в небольших фрагментах – редкому животному или семени растения удается преодолеть десятки километров до ближайшего места обитания. 

Образ жизни людей, способы землепользования и использования земли в последние десятилетия в Латвии и во всем мире кардинально изменились. Немного образно выражаясь, вместо цветущих лугов и зеленеющих лесов до горизонта тянутся поля рапса, а леса превратились в пазл из сплошных вырубок и монокультур деревьев. На самом деле все происходящее является лишь закономерным – человек продолжает извлекать выгоду из природы, так было с тех пор, как человек начал заселять эту планету. Однако способ, которым используется природа Латвии, являющаяся нашим общим достоянием и ценностью, абсолютно неустойчив и направлен только на краткосрочную прибыль. Конечно, я ни в коем случае не хочу утверждать, что леса нельзя вырубать и что нам всем нужно вернуться к жизни в деревне и собирать сено вилами, чтобы поддерживать луга, как это делали наши предки. Да, вместе с изменениями в нашем образе жизни природа Латвии изменилась необратимо, однако и в наши дни абсолютно возможно вести хозяйство так, чтобы поддерживать очень большое биологическое разнообразие. Эти знания у нас уже есть, дальше нужно только понимание общества, потому что самым большим выигрышем от биологически разнообразной среды является сам человек. 

Примеров противоречивой и неэффективной защиты природы в Латвии очень много. Один из бесчисленных примеров: многим охраняемым в Европейском Союзе лесным биотопам в законодательстве Латвии нет статуса защиты, например, такому ценному биотопу, как богатые видами еловые леса. Это означает, что любой владелец леса, включая леса государства Латвии, может уничтожать этот биотоп в неограниченных объемах (к сожалению, так оно и происходит). Им даже нельзя предложить и создать микрорезерваты – территории с хозяйственными ограничениями. Таким образом, нет абсолютно никакого способа защитить их, если только мы не найдем в них какой-то особо охраняемый вид, и мы можем без ограничений уничтожать биотоп, который в Европе признан особой ценностью. Почему? Потому что в нашем национальном законодательстве они не упомянуты как особо охраняемые. Хотя леса государства Латвии каждый год вырубают также большие площади с плотными лесами, которые в отличие от богатых видами еловых лесов в Европейском Союзе не только охраняются, но даже имеют приоритетный статус охраны, их, хотя и в небольшом объеме, можно защитить хотя бы с помощью микрорезерватов. 

О лоббировании больших фермеров и уничтожении ценностей природы, осуществляемом лесами государства Латвии, и об обмане общества можно было бы написать целую докторскую диссертацию. Однако гораздо важнее повысить осведомленность общества о том, почему так необходимо биологическое разнообразие в окружающей нас среде и как его сохранить и способствовать его развитию на собственной земле. Необходимо понять - чем биологически разнообразнее окружающая нас среда, тем она стабильнее. Например, владельцу естественного леса никогда не придется бороться с корневой гнилью и тратить большие средства на ее борьбу, как это сейчас происходит в лесах государства Латвии, потому что в биологически разнообразном лесу этому грибку просто негде расти, так как на деревьях уже сформировалось достаточно большое разнообразие грибов. В свою очередь биологически старые деревья являются средой обитания птичьих видов, которые ограничивают распространение различных садовых вредителей. Это простые примеры, чтобы показать, что мы сами являемся крупнейшими выигрывающими от видово богатой среды, поэтому ниже собрана информация о том, как способствовать и сохранять биологическое разнообразие на собственной земле.

 

                    Советы по сохранению биоразнообразия на вашей территории

Что должны знать владельцы лесов
Первоначальным и главным условием сохранения биологического разнообразия в лесах является наличие мертвой древесины. В первый момент может показаться – зачем? Дерево ведь уже мертво, и на его месте вырастет новое. Но мертвое дерево гораздо живее зеленеющего. В Латвии каждый четвертый вид, обитающий в лесу, на каком-то этапе своего развития обитает на мертвых деревьях. Таким образом, от него зависит присутствие сотен видов в латвийской природе. Особенно важны сухостои – стоящие, высохшие деревья. Их обитают многие виды эпифитных мхов и лишайников, и в них гнездятся многие виды птиц, которые не могут гнездиться где-либо еще. Объем мертвой древесины, необходимый для биологически разнообразного леса, составляет 20 – 50 м³/га. Нужно помнить, что высохшее дерево – это большая ценность, а не источник дров. Особенно важны толстые деревья и сухостои. Нужно помнить, что для получения дров нужно рубить живое дерево. Чтобы увеличить количество мертвой древесины, дерево можно также специально спилить и оставить как место обитания видов или же кольцевать отдельное живое дерево (снять кору, способствуя превращению дерева в сухостой).

Хотя лес – это одна из тех экосистем, в которых биологическое разнообразие можно сохранить без вмешательства человека, очень важно следить и понимать процессы, происходящие в вашем лесу. В наши дни все актуальнее становится проблема распространения инвазивных видов, поскольку они могут стать экспансивными, например, корончатая корица, которая является очень серьезной проблемой для лесов Прибалтики, поскольку подавляет рост местных видов и снижает биологическое разнообразие. Очень важно сохранить гидрологический режим леса – не копать канавы и не осушать свой лес, особенно это важно для влажных лесов, поскольку изменяются условия роста и таким образом уничтожается среда обитания многих видов. К сожалению, уже четверть латвийских лесов осушена для увеличения объемов добычи древесины. Большое влияние на влажный режим лесов оказывает интенсивно строящаяся дорожная сеть государственных лесов Латвии с целью снижения затрат на добычу древесины (заодно получая дополнительную древесину).

Конечно, каждый владелец леса имеет право получать прибыль от растущих в его лесу деревьев, но и лесозаготовки можно проводить, сохраняя биологическое разнообразие. В большинстве типов лесов наиболее подходящим методом лесозаготовок является выборочная рубка, сохраняющая старые деревья. Она проводится путем создания небольших просветов, но при этом сохраняя биотоп леса и обеспечивая естественный ход его процессов. Поскольку в этих просветах будет большое количество входящего света, в них очень быстро увеличится видовое разнообразие. Создание просветов похоже на естественные процессы в лесных экосистемах, когда падают старые деревья большого размера. Крайне важно в этом процессе не нарушать почву, как это сейчас наблюдается во многих местах, посещенных харвестерами, поэтому эту выборочную рубку следует проводить с использованием небольшой техники, поскольку нарушение почвы негативно влияет на часть естественных процессов, происходящих в лесной почве. Единственные леса в Латвии, которые невозможно восстановить с помощью выборочной рубки, – это сосновые леса, поскольку этому виду деревьев для роста необходимо очень большое количество света, поэтому в этом случае следует использовать так называемую систему малых вырубок – очень небольшие вырубки выборочного типа.

Латвийские биологи и эксперты по лесам написали очень ценное руководство "Руководство по сохранению защищаемых лесных биотопов в Латвии. Леса". Эта книга доступна бесплатно каждому и может быть найдена на сайте Управления охраны природы.

 
Что должны знать владельцы лугов
В нашем обществе долгое время существовало мнение, что защитить природу означает не вмешиваться в ее процессы. В последние годы латвийским ученым удалось опровергнуть это мнение, возникшее в советское время, благодаря обширным исследованиям. Для существования луга необходимо его обрабатывать, косить и убирать траву или выпасать скот. Очень важно понимать, что человек заселяет территорию Латвии уже многие тысячи лет, и за это время между нами и латвийской природой сложились очень тесные связи, в результате которых в такой маленькой стране, как Латвия, возникло очень большое видовое разнообразие. Своей хозяйственной деятельностью, например, обрабатывая луга для выпаса скота и косовицы сена, мы исторически создали и обеспечили среду обитания более чем 500 видам растений и целой полутора тысяче видов насекомых. Эти цифры для такой маленькой страны кажутся удивительными, но без кардинальных изменений в существующей системе охраны природы вскоре это большое разнообразие будет находиться только в гербариях и на полках музеев. И сегодня можно совершенно уверенно утверждать, что природные луга в Латвии не просто находятся под угрозой, но почти полностью исчезли. К сожалению, исчезая природные луга, мы потеряем целую треть всех видов растений Латвии, и это последний момент, чтобы их защитить, потому что позже это уже будет невозможно. Для восстановления природного луга необходимо от 30 до 100 лет.

Управление биологическим разнообразием и его стимулирование на лугах очень просто и понятно. Есть только два способа – траву нужно косить и убирать или выпасать. Других способов нет. Однако нет единого способа управления лугом, поскольку это во многом зависит от условий роста (влажности и плодородия почвы). В общем, можно выделить только основные рекомендации. Луг не следует косить слишком рано, потому что растения не смогут распространить свои семена, а также не следует косить слишком поздно, например, в августе, потому что это способствует экспансии злаковых (широкомасштабному распространению), и на лугу очень резко уменьшится разнообразие растений и насекомых. Кроме того, луг следует косить изнутри наружу, чтобы обеспечить возможность убежать в нем гнездящимся птицам.

К сожалению, в большинстве Латвии наблюдаются две крайности. Первая - луга косятся, оставляя траву и таким образом зарастая низкосортными и экспансионистскими видами, например, цветущим белыми цветами пижмой и мятликом, тогда луг начинает напоминать джунгли, потому что, разлагаясь, скошенные растения существенно увеличивают плодородие почвы, трава растет очень высоко, и под большими растениями из-за нехватки света не могут развиваться другие виды. Именно поэтому скошенную траву ни в коем случае нельзя оставлять. Вторая - косовица луга несколько раз в год, резко снижая его плодородие. Нужно понимать, что чем беднее почва, тем биологически ценнее будет луг, потому что в такой почве не могут вырасти высокие травы, которые подавляют рост других растений, хотя и этому закону есть свои границы. Луг нельзя перекосить. Однако природные луга как экосистема обладают очень большой устойчивостью к изменениям окружающей среды. Регулярно, даже два раза в год начиная косить заросший собачьей пырейкой, когда-то такой ценный и цветущий луг и убирая траву, он быстро сможет восстановить свое большое разнообразие, потому что в почве всегда находится большое разнообразие семян цветущих растений. Семена могут сохранять свою всхожесть многие годы.

Маленькие землевладельцы могут поддерживать природные луга даже просто у дома, потому что в этой критической ситуации, которая существует в Латвии, каждый квадратный метр природного луга имеет очень большое значение. Природный луг можно создать также в своей цветочной клумбе, засеяв семена природных лугов, предлагаемые Фондом природы Латвии, или просто самостоятельно собрав их вдоль дорог. Рекомендации и способы управления лугами также собраны в очень ценном руководстве "Руководство по сохранению защищаемых лесных биотопов в Латвии. Природные луга и пастбища", которое доступно бесплатно на сайте Управления охраны природы. Нужно понимать, что главными выигравшими от наличия природных лугов в Латвии являемся мы сами, потому что именно этот биотоп обеспечивает нам множество экосистемных услуг: он регулирует распространение вредителей, предотвращает наводнения, ограничивает распространение инвазивных видов, обеспечивает доступность лекарственных растений и корма для скота, поддерживает большое разнообразие опылителей, накапливает большое количество углерода, улучшает качество воды и многое другое.

 
Рекомендации владельцам сельскохозяйственных земель
Хотя может показаться, что интенсивное сельское хозяйство несовместимо с биологическим разнообразием, и в некоторой степени с этим утверждением можно согласиться, но и биологические фермеры могут вести хозяйство, нанося большой ущерб биологическому разнообразию. Занимаясь вспашкой земли и посевом различных культур, решающее значение имеет не только количество или наличие пестицидов, но и наличие различных элементов ландшафта. В больших сельскохозяйственных районах, например, в Земгале, лесным островкам, кустарниковым зарослям, необработанным полевым краям, заброшенным хуторам со старыми яблонями и некошеным канавам имеет такое же большое значение, как и отказ от использования пестицидов, потому что одним из самых больших вредов, который может нанести фермер природе, является создание чистого поля монокультуры без каких-либо элементов ландшафта, потому что именно эти элементы ландшафта являются единственным убежищем для птиц, млекопитающих и насекомых. Они обеспечивают хотя и небольшое, но реальное присутствие видового разнообразия в этих районах.
 
 
Как сохранить биологическое разнообразие?
Помимо основного способа – образования общества, у правительства есть эффективные механизмы – налоги и переориентация сельскохозяйственных субсидий, поддерживая тех, кто сохраняет и увеличивает жизнь, но не поддерживая тех, кто ее уничтожает, включая в конечном итоге и людей. К экономическому росту нужно относиться дальновидно, а не идти по пути лобби конвенционального сельского хозяйства. Нужно понимать, что за немедленные экономические выгоды в перспективе придется платить очень дорого, если вообще еще будет возможность что-то исправить.

К сожалению, нужно констатировать, что на уровне правительства такого понимания нет. С повышенными земельными налогами подавляют тех, кто это понимает и не вырубает все под корень, не вспахивает, не кошет и не обрабатывает.

Сейчас на сайте…

Сейчас на сайте 136 гостей и нет пользователей

2ekologija

                                                Экология

Нам рассказывают, что все живое развилось путем эволюции, беспорядочно, в результате случайных мутаций и естественного отбора. Однако в природе, начиная от капли воды до целых экосистем, все строго работает по определенным законам, все взаимосвязано и абсолютно действует по определенной, точной логике.

Все биологические процессы метаболизма, репликация ДНК и РНК, питание и деление клеток, синтез белков, накопление токсинов и работа иммунной системы как у людей, так и у животных происходят аналогично по одним и тем же законам природы, но могут отличаться лишь типом питания и его спецификой переработки.

Ведет ли себя человек в этой совершенной природной экосистеме так, как этого хотела природа? Древний человек никогда не был охотником в том смысле, что не был хищником, для которого характерен целый ряд специфических признаков – специальные конструкции когтей, зубов, мышц, специфическое зрение, желудок, кишечный тракт. У человека никогда не было и нет никаких морфологических признаков хищных животных. Жевательная мускулатура, которая должна обеспечивать укус, захват и разрывание, совсем не соответствует такой цели. У хищников, по сравнению с человеком, гораздо слабее иннервация губ, так как губы служат только для мимики и удержания слюны.

Зачем нужно биологическое разнообразие?
Говорят, что здоровый человек начинается с сбалансированного и здорового питания уже с раннего детства, но как насчет природы? Прежде чем искать ответ на этот вопрос, сначала нужно понять, что же на самом деле представляют собой здоровые леса, луга и воды. Возможно, первый ответ, который приходит в голову многим, - это зеленеющий лес, свободный от мусора, и это совсем не неверно, однако основа здоровой экосистемы лугов и лесов гораздо проще и в то же время очень сложна – это стабильная и долгосрочно неповрежденная почва с биологическим разнообразием в ней, потому что только на такой почве может формироваться стабильная экосистема.

Нужно понимать, что биологическое разнообразие – это не только красочные растения и птицы, но и большая часть всех живых организмов в мире каждый день не так легко найти и увидеть. 25% массы верхних слоев почвы составляют именно живые организмы. Это бактерии, водоросли, одноклеточные, черви и раз

личные членистоногие – огромное множество видов живых организмов биологического разнообразия, которые за тысячи лет взаимодействия как между собой, так и с наземными растениями, создали систему, поддерживающую почву живой – разлагают, обогащают кислородом и питательными веществами, минерализуют, осуществляют обмен элементами и выполняют десятки различных функций - то есть создают основу, на которой могут формироваться биологически разнообразные леса и луга с сложными циклами обращения веществ, которые в природе сформировались таким образом, чтобы поддерживать стабильность и разнообразие озер, рек и морей. Именно от стабильных и биологически разнообразных экосистем лесов зависит состояние поверхностных вод, потому что прибрежные леса регулируют приток питательных веществ, не позволяя водам зарастать, корневая система задерживает проникновение загрязнений, является убежищем и источником пищи для тысяч видов водных организмов. Нужно понимать, что в природе все экосистемы взаимосвязаны, но начало этой сложной системы именно в почве.

Однако почва способна полноценно выполнять свои крайне важные для нас функции только тогда, когда она не нарушена. Нужно понимать, что чем меньше почва затронута, тем она стабильнее, и чем стабильнее она, тем больше в ней биологическое разнообразие, которое является основой существования нашей планеты и нашей жизни на ней, потому что именно биологическое разнообразие, включающее миллионы видов, каждый из которых в природе выполняет свою функцию, поддерживает стабильность как в нашем планетарном климате, так и в круговороте воды и наземных процессах, от чего зависит здоровье и качество жизни каждого из нас.

Однако человек, не понимая природных процессов, целенаправленно разрушает этот порядок планеты. Нарушение стабильности почвы вовсе не только пахота, потому что и ухоженные сады и сельскохозяйственные земли со своим разнообразием культурных растений и сорняков являются средой обитания для большого числа видов, которые в другом месте не могли бы выжить, к тому же пища необходима каждому из нас. Стабильность почвы нарушают именно интенсивное сельское и лесное хозяйство, осушение, использование пестицидов, известкование и многие другие действия, чтобы в краткосрочной перспективе извлечь прибыль из ресурсов, накопленных природой за сотни лет. Один из наиболее ярких современных примеров в Латвии и других странах мира - проведение чистых рубок. То, что такое управление лесом неустойчиво и разрушительно для окружающей среды, ученые мира признали давно, однако это по-прежнему самый популярный способ добычи древесины, потому что он быстрее, прибыльнее и с меньшими затратами, чем выборочная рубка.

Но почему система чистых рубок так вредна для природы? Увидев свежую чистую рубку, часть общества вовсе не испытывает позитивных эмоций, потому что лес потерял свою эстетическую привлекательность и исчезли места для сбора грибов и ягод, однако природа потеряла гораздо больше, чем мы можем увидеть глазами. Во многих исследованиях доказано, что проведение чистой рубки уничтожает ту огромную биологическую разнообразность, которая сформировалась в почве леса. Она снижается до критического уровня, потому что почва подвергается воздействию тяжелой лесной техники, которая ее уплотняет, почва разрушается и позже также перекапывается и вспахивается. Исчезая тень и защита от ветра, созданные деревьями, почва подвергается эрозии, засухе и температурным колебаниям. Почва становится нестабильной, и в таких условиях биологическое разнообразие почвы, которое формировалось десятилетиями, больше не может сохраниться. Но какие будут последствия в будущем?

Проведение чистых рубок приводит к выбросам в атмосферу огромного количества углекислого газа, способствующего глобальному потеплению. Хотя, например, Латвийские государственные леса неутомимо, под руководством своих экономических интересов, продолжают утверждать обществу, что мы можем смягчить изменения климата, рубя старые деревья и сажая новые, которые, растя, будут хранить углерод в своих стволах, нужно понимать, что именно старые деревья имеют большие годичные кольца, которые могут накапливать большую биомассу, которая с годами только увеличивается. Ученые доказали, что старые деревья могут накапливать углерод гораздо лучше, чем молодые деревья, к тому же в почве старых лесов и широкой корневой системе этих деревьев хранится еще больше углерода.

Влияние лесного хозяйства, особенно чистых рубок, на климат очень велико. И также на поверхностные воды. Возможно, это кажется странным, как чистая рубка, например, в нескольких сотнях метров от реки, может ее повлиять? Однако после проведения чистой рубки в грунтовые воды просачивается большое количество нитратов. Далее эти богатые питательными веществами грунтовые воды под влиянием рельефа попадают в реки и озера, где способствуют зарастанию вод и, соответственно, исчезновению многих видов.

Конечно, сам вырубленный лес со временем восстановится и часть углерода привлечет обратно, а вымывание нитратов через несколько лет уменьшится, потому что природа обладает большим потенциалом восстановления. На месте чистой рубки будет посажен и вырастет новый лес, однако, наблюдая за современными тенденциями лесного хозяйства, возникают сомнения, успеет ли стабильность почвы восстановиться, прежде чем лес снова будет вырублен. Но каков же новый дерево, растущее на нестабильной и нарушенной почве среди других деревьев того же вида, которые столь же стары? К тому же в посадке, где регулярно вырубают подлесок, чтобы способствовать экономической ценности растущего леса, то есть создавая плантацию, а не разнообразный лесной биотоп. Такой лес, созданный деревьями, слаб и менее устойчив как к вредителям, так и к изменениям климата, и у него есть одна важная причина – отсутствие старых деревьев. Именно старые деревья в лесу поддерживают стабильность биотопа. Доказано, что деревья в лесу могут предупреждать о приближении вредителей с помощью подземной сети грибных гиф и корней, но если почва после чистой рубки разрыта, нет ни грибов, ни сети корней. Старые деревья со своей глубокой корневой системой поднимают на поверхность микроэлементы, необходимые для роста молодых деревьев, и в сухую погоду обеспечивают молодые деревья водой. Именно по этой причине в лесах так важно разнообразие возрастов деревьев. Но такой лес не растет так быстро и, следовательно, не соответствует экономическим интересам современных лесоводов. Однако только естественный и биологически разнообразный лес сможет противостоять предстоящим большим климатическим изменениям в будущем.

Одна из наиболее значимых экологических проблем последних лет, которая только усугубляется, - фрагментация биотопов. Каждый может открыть спутниковые снимки территории Латвии и посмотреть Латвию сверху. Шахматная доска - это первая ассоциация, которая приходит в голову, увидев леса Латвии на этой карте. По данным статистики Европейского союза за последние тридцать лет Латвия среди прочих государств-членов является абсолютным лидером по увеличению фрагментации биотопов. Лесные массивы раздроблены и разделены на чистые рубки, молодняки, средневозрастные насаждения и т.д. Найти лесной массив, где можно было бы идти вперед полчаса, гуляя и не видя ни одной прямоугольной чистой рубки или молодняка, практически невозможно. Однако фрагментированный лес - это биотоп, который потерял свою естественность и стабильность, хотя в нем остались и менее затронутые участки. В них из чистых рубок и молодняков проникает больше света, соответственно, увеличивается температура и испаряется больше влаги, становится суше. В таком лесу изменяется естественный режим температуры и влажности (микроклимат), что очень неблагоприятно влияет на состав видов в нем, потому что в новой среде появляются чужеродные виды, вытесняющие естественные. К тому же для многих видов оставшаяся площадь леса становится слишком маленькой для того, чтобы в ней питаться и обитать, в результате этот вид вымирает. Именно из-за фрагментации лесов в Латвии практически исчез черный аист, потому что этому виду необходимы непрерывные и нефрагментированные лесные биотопы. Также под угрозой вымирания ушастая сова, серая славка и другие виды птиц. Всю ситуацию еще больше ухудшает интенсивно строящаяся сеть дорог Латвийских государственных лесов, чтобы сделать лесозаготовку быстрее и эффективнее. Немного иронизируя – чтобы легче и быстрее добраться до плантаций сосен и берез. Однако исследования показали, что воздействие построенной дороги на растительные сообщества может наблюдаться до 60 метров в сторону внутренней части леса, а на отдельные виды даже до 100 метров. Эти новостройки лесных дорог, разделяя леса на более мелкие фрагменты, создают эффект края, который влияет на температурные и влажностные условия леса, усиливает воздействие ветра и увеличивает количество света, попадающего в лес. Все эти изменения создают угрозы биологическому разнообразию, поскольку способствуют проникновению чужеродных видов и одновременно сокращают количество лесных видов.

Латвия занимает четвертое место в Европейском союзе по наименьшей площади охраняемых природных территорий в процентном соотношении к общей площади страны. К сожалению, согласно последнему отчету о состоянии биотопов по Директиве о биотопах, 90% всех лугов и лесов Латвии находятся в плохом состоянии, что связано с неустойчивым управлением и Латвией как страной добычи природных ресурсов. Хотя лесное хозяйство составляет большую часть государственного бюджета, Латвия выделяется экспортом древесины с низкой добавленной стоимостью. По данным исследований Центрального банка, более половины (52%) полученных лесоматериалов имеют низкую добавленную стоимость – это дрова. Однако эти деревья могут показаться низкосортными только человеку – для биологического разнообразия они являются возможностью выжить. Латвия в мире является экспортером топливной древесины, но нужно понимать, что все эти ресурсы истощаемы, так же как и плодородие почвы. Все вышеуказанные показатели никоим образом не свидетельствуют о позитивных тенденциях в охране природы, но заставляют осознать, насколько критически важно сейчас, хотя и маленькое, но все же существующее сеть охраняемых природных территорий Латвии. Однако нужно понимать, что в долгосрочной перспективе сохранить биологическое разнообразие мы сможем только тогда, когда сохраним среду обитания этих видов в ландшафте, потому что для выживания любого вида критически важен обмен генами, чтобы он был устойчив к изменениям окружающей среды и болезням. Ни один вид в долгосрочной перспективе не сможет выжить, если его популяция будет изолирована, например, в небольшом природном заповеднике. Чтобы снизить тенденцию к сокращению биологического разнообразия, в стратегии биологического разнообразия Европейского союза несколько лет назад была поставлена ​​цель в каждой из стран-членов к 2030 году охранять как минимум 30% сухопутных территорий. Именно такая площадь охраняемых территорий внушает надежду на сохранение разнообразия в долгосрочной перспективе, однако Латвия по своим показателям еще очень далека от реализации этой цели. Этой цели сейчас не позволяет достичь даже потенциально охраняемая территория.

К сожалению, латвийское правительство также выделяется тем, что этим летом снизило возраст рубки деревьев, оправдываясь энергетическим кризисом. То, что влияние этого закона на цену щепы так и не повлияло. Это повлияло только на количество выданных разрешений на рубку, которое сразу удвоилось. К сожалению, также на летнем голосовании о сокращении использования пестицидов на 50%, Министерство сельского хозяйства проголосовало против. Предложение Европейской комиссии не было поддержано под предлогом сокращения урожая и отсутствия альтернатив, совершенно не понимая, что единственной альтернативой для стабильной среды в будущем является устойчивое управление. Такие негативные примеры, которые являются лоббированием узких интересов, к сожалению, в латвийском правительстве очень много.

Стоит упомянуть о недавнем масштабном вырубке лесов на берегу реки Амата. Новости об этом событии взбудоражили как социальные сети, так и новостные порталы, потому что тропа через эти леса была частью популярного во всей Латвии маршрута для пеших прогулок. Вскоре после этого события Управление охраны природы успокоило общество, заявив, что причиной этой огромной чистой рубки на берегу реки была не произвол лесников, а инвазия восемнадцатозубого короеда. Чтобы ограничить его, частному владельцу пришлось вырубить лес. Эта инвазия насекомых уничтожает коммерчески значимые еловые насаждения и наносит большой ущерб по всей Северной Европе. Например, в Германии еловые насаждения практически невозможно найти. Местами в Европе популяции короеда достигают эпидемических масштабов, в основном в коммерческих «плантационных» лесах, но могут затрагивать и естественные леса, и основным методом борьбы является вырубка и удаление деревьев. Однако, если посмотреть на эту ситуацию с экологической точки зрения, она кажется немного иной. Известно, что короеды наиболее угрожают именно слабым еловым насаждениям, например, коммерческим еловым плантациям, где биологическое разнообразие очень низкое, или насаждениям, пострадавшим от наводнений и других нарушений. Причина этого - слабая взаимосвязь между деревьями. Они не могут так эффективно распространять информацию о присутствии вредителя через сеть корней, и, следовательно, не могут вовремя синтезировать необходимое количество защитных веществ. Конечно, большое влияние на инвазию короеда оказывают изменения климата. При отсутствии сильных морозов эти насекомые зимой не замерзают. Нужно понимать, что у короеда также есть свое место в лесной экосистеме. Уничтожая коммерческие насаждения, этот жук пытается освободить место для биологического разнообразия. Короед - это только один из многих «инструментов» природы, с помощью которых она стремится поддерживать видовое разнообразие, поскольку в плотно посаженных еловых насаждениях оно очень низкое. Интересно, что новости о разрушениях, причиненных короедом на берегах Аматы, облетели все СМИ, но нигде не упоминалось, что главный враг короеда, ограничивающий его распространение, - это именно трехпалый дятел, для которого этот жук является важной частью пищи. Но чтобы эта птица могла выжить, ей нужны старые деревья, чтобы выдалбливать в них дупла и выводить потомство. Если в природе их нет или очень мало, как сейчас в Латвии, не будет и врагов короеда, и он будет продолжать разрушать еловые насаждения. Вырубка больных деревьев может быть сравнена с краткосрочным облегчением симптомов, которое, конечно, нужно проводить, но его нельзя считать долгосрочным решением.

Как утверждают орнитологи, за последние 20 лет в Латвии критически сократились популяции 27 видов птиц. Стала большой редкостью жаворонок, который раньше был одним из самых распространенных птиц. Также исчезают лесной конек, камышовая трясогузка и камышевки, а также черный аист, которым мы еще недавно гордились как символом натуральности лесов. По сравнению с лесорубами и фермерами, у птиц нет тракторов, чтобы идти протестовать к Сейму.

Нужно понимать, что сохранение и поддержание биологического разнообразия вовсе не означает отгораживание от природы и превращение всех сельскохозяйственных земель в леса, как об этом иногда иронизирует общество. Биологическое разнообразие в Латвии формировалось тысячелетиями также в связи с человеческой деятельностью. Благодаря хозяйственной деятельности людей в Латвии образовались и закрепились луговые биотопы, потому что без кошения или выпаса они не могут существовать. Благодаря человеку на сельскохозяйственных землях образовались разнообразные сообщества сорняков. Сегодня традиционный образ жизни людей изменился, и с помощью пестицидов эти сообщества сорняков уничтожаются, и хотя чаша весов склонилась в сторону интенсивного сельского и лесного хозяйства, нужно найти баланс между использованием природных ресурсов и поддержанием биологического разнообразия, потому что именно стабильные, естественные и видово богатые экосистемы - единственный путь для человека выжить на этой планете в будущем.

О водах Латвии
Здоровье – это слово мы чаще всего связываем с нами, людьми, но в равной степени его можно отнести и к окружающей нас среде, особенно к рекам и озерам, поскольку, как и здоровье человека, поверхностные воды могут быть в хорошем или плохом состоянии. Но от чего зависит состояние вод и какие человеческие действия на него наиболее влияют?

Один из главных и важнейших факторов, обеспечивающих хорошее качество воды в реках, – это свободное течение, что просто означает, что река свободна от препятствий. В начале этого века строительство малых ГЭС на реках Латвии происходило без какой-либо оценки воздействия на окружающую среду и оставило разрушительные последствия для рыбных ресурсов Латвии, что существенно ухудшило не только возможности для рыбалки, но и состояние многих других видов, зависящих от этих рыб, например, черного аиста и речных жемчужниц. Основная причина – прерывание процесса миграции рыб, поскольку для лососевых рыб и угрей характерна ежегодная миграция из мест кормежки в места нереста, для лосося, например, это море. Как только в реке строится плотина, многие виды рыб в этой реке больше не встречаются, что существенно влияет и на остальную фауну реки. Если река не свободна, не будет и рыб, поэтому количество энергии, получаемой от малых ГЭС, намного меньше, чем нанесенный окружающей среде ущерб. Нужно понимать, что рыбные ресурсы в реках Латвии могут восстановиться только тогда, когда будет прекращено лоббирование владельцев малых ГЭС, и эти плотины будут снесены.

Еще один фактор, негативно влияющий на воды, – это прямолинейное исправление рек. Его цель – ускорить течение воды, чтобы осушить почву и получить быстрорастущие леса и новые сельскохозяйственные земли. К сожалению, в Латвии примерно треть общей длины рек регулируется и исправляется. Но в чем разница между прямой и извилистой рекой? Нужно понимать, что изгибы реки выполняют очень важную функцию – в них река самоочищается от питательных веществ, вымывая их. Кроме того, выпрямляя реку, в ней уменьшается количество микроорганизмов, и, соответственно, сокращается биологическое разнообразие реки.

Чем больше количество питательных веществ попадает в воду, тем шире она зарастает. Как пример можно привести озеро Вайдава в Видземе, куда в советское время сбрасывали неочищенные сточные воды. Хотя в наши дни в озера больше не сбрасывают неочищенные сточные воды, в них продолжает поступать большое количество питательных веществ, и основная причина – интенсивное сельское хозяйство. К сожалению, растения аккумулируют лишь небольшую часть использованных минеральных удобрений, и все остальное через почву смывается в воды, способствуя их зарастанию. Часть попадает также в море, способствуя цветению водорослей, в результате чего в Балтийском море образуются безкислородные зоны, которые также называют мертвыми зонами. Данные исследований жестоки – на сегодняшний день треть Балтийского моря уже мертва. В таких безкислородных зонах не могут расти водные растения, не могут развиваться молоди рыб, в результате чего резко сокращаются рыбные ресурсы Балтийского моря.

К сожалению, эксперты по пресной воде пришли к выводу, что в настоящее время в Латвии нет ни одного олиготрофного озера – такого озера, где очень мало питательных веществ и чистая вода с большой прозрачностью. Следует подчеркнуть, что зарастание озер – это нормальный процесс, и любое озеро в ходе своего развития становится болотом, однако в наши дни этот процесс, подобно изменениям климата, происходит в сотни раз быстрее, чем это должно происходить естественным путем. Косение тростника в озерах очень необходимо, чтобы в Латвии не исчезло оставшееся биологическое разнообразие, однако это лишь тяжелая борьба с последствиями, которая никогда не закончится, если не изменится текущая сельскохозяйственная политика.

Еще один важный фактор, влияющий на качество воды, – химическое загрязнение. Значительный вред окружающей среде наносит, например, такой тяжелый металл, как свинец, источников загрязнения которым в наши дни, к сожалению, не бракует: минеральные удобрения на основе органического фосфора, используемые в сельском хозяйстве, загрязнение атмосферы, обработка и плавка металлов, выбросы заводов, а также, конечно, пестициды. Свинец в организме человека очень опасен, поскольку серьезно влияет на работу мозга, вызывая неврологические заболевания и нарушения развития, а также способствует ухудшению работы печени и почек.

Если самоочищение от других тяжелых металлов занимает несколько десятилетий, то для самоочищения от свинца нужны тысячелетия.

Один из основных источников загрязнения свинцом – свинцовые дроби, используемые при охоте на водоплавающих птиц. Каждый год в Европейском Союзе от отравления свинцом погибает около миллиона водоплавающих птиц. Но как это происходит? Большая часть выпущенных дробинок просто падает в водоемы, где дальше попадает в пищевую цепочку, поскольку птицы случайно глотают их, перепутав с мелкими камешками и песком, которые они едят для облегчения переваривания пищи в желудке. Съеденных мертвых водоплавающих птиц поедают хищные птицы или падальщики, и происходит дальнейшее отравление, которое может быть смертельным и которое в биологии называется вторичным отравлением. Осознавая вред, наносимый свинцовыми дробинками, в Латвии и во всем Европейском Союзе в 2023 году было запрещено использование свинцовой дроби при охоте во влажных зонах – болотах, озерах, речных поймах и т. д. Но что происходит со свинцом, который уже необратимо попал в окружающую среду?

Нужно понимать, что свинец в отличие от других тяжелых металлов очень легко перемещается в пищевой цепочке. Этот элемент в природе встречается в двух формах - органической и неорганической. Метилирование свинца по упрощенному определению – это химический процесс, обозначающий переход свинца из неорганической формы в органическую. Именно органическая форма свинца подвижна, и она легко попадает в растения и далее в пищевую цепочку, например, в водоплавающих птиц, которые питаются растениями, накопившими свинец, охотится лиса. Нужно понимать, что и человек является частью пищевой цепочки, и свинец может попасть также в наш организм.

Хотя существующее загрязнение свинцом в окружающей среде уже невозможно устранить, тем не менее, нашей хозяйственной деятельностью мы можем влиять на то, сколько уже существующего в окружающей среде свинца попадет в пищевую цепочку, поскольку, как было сказано ранее, если свинец находится в неорганической форме, он практически не перемещается в окружающей среде и не наносит большого вреда. Поэтому важно понимать, какие факторы способствуют переходу свинца из неорганической в органическую форму. Одним из основных факторов является доступное количество кислорода, поскольку метилирование свинца – это анаэробный процесс, то есть он происходит в среде, где мало кислорода, например, в уплотненной почве или в застоявшейся, загрязненной питательными веществами воде, где из-за размножения водорослей очень мало кислорода.

Один из практических примеров этого процесса – лесозаготовка вблизи водоемов. Используя тяжелую лесозаготовительную технику, почва уплотняется, в результате чего в ней уменьшается количество кислорода и способствует переходу свинца из неорганической в органическую форму, которая подвижна, поэтому далее этот свинец легко смывается в воду и попадает в пищевую цепочку. Негативное влияние также оказывают оставленные вблизи воды следы техники или колеи, поскольку чаще всего они заполняются застоявшейся, мелкой водой с малым содержанием кислорода, что является благоприятными условиями для метилирования свинца. Чтобы уменьшить попадание свинца в пищевую цепочку, очень важно запретить использование тяжелой техники вблизи водоемов, не говоря уже о перевозке бревен через малые водотоки или канавы, что в Латвии также иногда можно наблюдать.

Использование пестицидов и минеральных удобрений на основе органического фосфора способствует попаданию свинца в воды, поскольку в конвенциональном сельском хозяйстве при использовании тяжелой техники почва чаще всего сильно уплотняется, тем самым способствуя процессу метилирования свинца.

О лесах и биологическом разнообразии в них
Иногда в СМИ или в ежегодных публикациях Министерства сельского хозяйства можно встретить звучное утверждение – 28,2% от площади лесов Латвии занимают охраняемые природные территории. Однако для человека, чья повседневная жизнь связана с природой Латвии, это утверждение не кажется правдивым, даже опираясь только на личные наблюдения в ландшафте Латвии и на спутниковых картах, где Латвия больше напоминает художественную мозаику, а не зеленейшую страну мира, как это иногда ошибочно утверждается.

Тем не менее, Министерство сельского хозяйства в своих публикациях предпочитает не упоминать, что только 13,7% от лесов Латвии введены ограничения на хозяйственную деятельность (ниже показатели, чем в ЕС), потому что в Латвии нет закона, предусматривающего защиту лесных биотопов европейского значения. Пока есть только публичные и звучные цели. Сохранение этих лесов в Латвии зависит от совести лесничих. Теоретически лес на карте может быть обозначен как охраняемый ЕС, но юридически нет никаких ограничений для его вырубки. Напротив – это поощряется Министерством сельского хозяйства, что доказывают инструкции, дан

ные министерством лесам Латвии осенью 2021 года, как избежать цели не вырубать эти охраняемые ЕС лесные площади. (источник: https://www.lsm.lv/raksts/zinas/latvija/zemkopibas-ministrija-maca-latvijas-valsts-meziem-apiet-rikojumus-un-izcirst-es-aizsargajamos-mezus.a423692/)

Кроме того, в половине из этих 13,7% экономически ограниченных лесов разрешена полная вырубка. Очень важно также то, что площадь лесов, которым в Латвии разрешено оставаться нетронутыми и где запрещена любая хозяйственная деятельность, еще меньше – всего 4%, в то время как, например, в соседней Эстонии это 13%.

Следует добавить, что Европейский Союз также начал процедуру нарушения против Латвии за недостаточную защиту видов и биотопов. К сожалению, также внезапно запланированная реформа Государственной лесной службы, в рамках которой мощность лесников будет сокращена вдвое, создает большие угрозы латвийским лесам, поскольку это целенаправленно ослабляет способность службы контролировать хозяйственную деятельность в лесу, которая в отдельных случаях является незаконной, как при несоблюдении возраста деревьев, так и условий роста насаждений.

Ни для кого не секрет, что объемы вырубки лесов в Латвии очень велики. К счастью, в обществе очень медленно, но все же формируется хотя бы небольшое понимание роли леса не только, например, в экономике или рекреации, но и в таком важном вопросе, как процессы экологии, от которых мы все зависим.

Видя вырубку леса, нас часто охватывают неприятные чувства. Этот метод хозяйствования можно интерпретировать как угодно, но это не изменит факта, что леса просто нет. И пока разоренное лесной техникой поле снова не восстановится и не начнет полноценно выполнять свои экологические функции, потребуются десятилетия (если, конечно, оно снова не будет вырублено раньше). Однако в следующий раз, отправляясь в лес, стоит обратить больше внимания на что-то другое – на дороги, построенные государственными лесами – широкие проезжие части с глубокими канавами, общая протяженность которых в управлении LVM на территории государства составляет почти 11 000 км, и в ближайшие годы планируется построить еще 4000 км таких дорог, чтобы обеспечить более удобный доступ к самым отдаленным уголкам с помощью тяжелой лесозаготовительной техники, поскольку в более доступных местах уже все вырублено. На первый взгляд можно задуматься – что может сделать дорога лесу? Разве что площадь, вырубленная для строительных нужд, которая, например, в 2018 году составляла примерно 170 га. По сравнению с бесчисленными тысячами гектаров вырубленных в Латвии за год, это, конечно, незначительное число, если не учитывать, что перестроенная территория никогда больше не станет лесом. Однако проблема гораздо серьезнее.

Построив дорогу в лесу, в первую очередь, очень быстро меняются условия роста. Увеличивается количество доступного света и питательных веществ, происходят изменения в режиме влажности почвы, плотности, а также pH, вызванные используемыми в строительстве материалами. Все эти изменения неблагоприятно влияют на сообщества растений в лесу, кроме того, одна из основных проблем – внедрение и распространение чужеродных и инвазивных видов, вызванное строительством дорог, что представляет большую угрозу латвийской природе. Часто инвазивные виды быстрорастущие и способны производить большое количество семян, что является их преимуществом, вытесняя местные виды. Дороги – это их коридоры распространения.

Именно строительство дорог является одной из основных причин фрагментации биотопов леса. Они уменьшают непрерывность леса, тем самым уменьшая разнообразие видов, которым необходима нераздробленная среда обитания или которые менее конкурентоспособны. Возникшая фрагментация также способствует снижению генетического разнообразия лесных видов, поскольку дорога является барьером, который семена растений трудно преодолевают, в результате чего растения становятся менее устойчивыми к вредителям и изменениям окружающей среды. Дороги, разделяя леса на меньшие фрагменты, создают эффект края, который влияет на температурные и влажностные условия леса, усиливает воздействие ветра и увеличивает количество света, поступающего в лес. Все эти изменения создают угрозы биологическому разнообразию, поскольку способствуют внедрению чужеземных видов и одновременно способствуют сокращению лесных видов.

На данный момент в Латвии такие исследования не проводились, однако в других странах Европы и мира было изучено, что влияние дороги на отдельные растительные сообщества может наблюдаться до 60 м в сторону внутренней части леса, а на отдельные виды даже до 100 м. Строя дорогу как можно уже и вырубая как можно меньше деревьев, биологическое разнообразие влияется гораздо меньше. Однако влияние дороги на экологию леса долгосрочное, поскольку даже после того, как дорога больше не используется, она продолжает влиять на состав видов. К сожалению, LVM, строя дороги, опирается на экономические интересы, а не на сохранение природы. Цитируя компанию, "близость дорог позволяет снизить лесохозяйственные и лесозаготовительные расходы". Уже сейчас леса Латвии, раздробленные дорогами, напоминают шахматную доску. Конечно, и в Латвии при строительстве дорог действуют ограничения. Например, в охраняемых природных территориях, но их площадь в стране слишком мала, чтобы сохранить природу в долгосрочной перспективе. Потому что защищать в долгосрочной перспективе означает защищать на уровне ландшафта.

Вывод очень короткий – лесные дороги нарушают этот экосистемный баланс. Но если в лесу из-за различных – как человеческих, так и природных – условий этот баланс нарушен, он может начать болеть. Происходят инвазии различных вредителей и болезней, которые в наше время, безусловно, способствуют также изменениям климата. Аналогию можно наблюдать также на полях сельскохозяйственных монокультур, что является противоестественным и нестабильным образованием, где в таких случаях на помощь берутся пестициды. В лесу это "Харвестер". Однако в природе все устроено довольно просто: вредители появляются там, где у них мало естественных врагов. Здесь также ответ на один из сегодняшних актуальных вопросов – зачем нам нужно биологическое разнообразие? Очень просто – именно биологическое разнообразие обеспечивает стабильность экосистем. Таким образом, если в лесу достаточно большое разнообразие естественных врагов вредителей, они просто не смогут массово размножаться.

Государственные леса Латвии часто с гордостью заявляют, что площадь лесов в Латвии постоянно увеличивается и что во времена Улманиса в нашей стране было в два раза меньше лесов, чем сегодня. В этом факте нет ничего ложного, если только не учитывать целенаправленное использование терминологии, потому что лес – это не заросшая кустарником вырубка, которую лесной отрасли угодно засчитывать в лес, чтобы улучшить статистику, однако в целом лесов действительно стало больше. Но задумывались ли мы о том, что раньше находилось на месте этих лесов? Очень просто: луга и сельскохозяйственные земли. Но такие луга, где на одном квадратном метре росло более 50 различных видов растений и которые поддерживали огромное разнообразие насекомых и птиц. Эти естественные луга ранее составляли 30% от территории Латвии. Но каковы были сельскохозяйственные земли? Свободные от пестицидов и полные биологического разнообразия. Так же, как и естественные луга, которых в Латвии осталось меньше одного процента, под угрозой находятся и сорные сообщества. К сожалению, проезжая по Латвии, поля мака и василька можно увидеть не разу. Но в природе нет ничего лишнего, потому что и сорные сообщества поддерживают стабильность сельскохозяйственных земель. Они защищают почву от эрозии, абсорбируют питательные вещества, не давая им смываться, поддерживают микрофлору почвы. В конечном итоге поддерживают разнообразие насекомых, которые являются пищей для птиц – прямых врагов вредителей. К сожалению, современные тенденции использования пестицидов свидетельствуют о том, что у сельскохозяйственных производителей нет понимания этих экологических процессов, и сорные сообщества также находятся на грани исчезновения. Конечно, нельзя отрицать, что изменение хозяйственной деятельности и образа жизни людей делает очень сложным поддержание естественных лугов на таких больших территориях, как сегодня, и для этого сегодня нет экономического обоснования, поэтому биологическое разнообразие мы можем поддерживать и способствовать его развитию именно в лесу.

Лес в Латвии на протяжении сотен лет был ресурсом выживания людей и частью экономики Латвии. Несомненно, он также часть латвийской национальной идентичности. Но будет ли это так и в будущем? Текущие тенденции на это не указывают. Необходимо найти баланс между экономикой и охраной природы, поскольку роль обеих абсолютно равно важна. Также необходимо продолжать получать прибыль из леса, как это делалось на протяжении сотен лет. Это не простая задача, потому что из-за отсутствия понимания в обществе конфликты сейчас неизбежны, хотя все это можно было бы регулировать механизмом компенсации. К сожалению, в распределении бюджета Латвии на охрану природы не выделено даже половины процента. Очень хотелось бы, чтобы все министры отраслей, принимающие решения, понимали очень простую истину: мы связаны с природой самым прямым образом, и ее разнообразие необходимо сохранить на уровне ландшафта, потому что от этого в будущем зависит качество нашей собственной жизни. Все изменения начинаются с повышения осведомленности людей. В первую очередь в понимании тех министров, которые принимают решения, влияющие на наше будущее на десятилетия и столетия вперед. К сожалению, реальность такова, что Министерство сельского хозяйства состоит из людей, у которых нет даже минимального понимания экологических процессов.

О актуальной защите лесов
Иногда на обочинах дорог можно заметить совершенно новые плакаты, на которых, казалось бы, не обращаются к покупателю, но большой и заметный надпись гласит, что (цитируя) "Леса являются основой экономики Латвии". Такая надпись вызывает двойственные эмоции. Во-первых, осознавая текущие тенденции лесозаготовки в Латвии и их разрушительное воздействие на окружающую среду, эта реклама кажется действительно глупой. Если такая маленькая по площади страна, как Латвия, строит свою экономику на добыче природных ресурсов, она не сможет стабильно существовать в долгосрочной перспективе. Во-вторых, немного поразмыслив о актуальности вопросов окружающей среды в латвийском обществе, наличие такой рекламы немного радует.

Например, государственные леса Латвии уже много лет создают все новые и громкие общественные кампании и информационные материалы, которые появляются в социальных сетях и обращаются к людям на публичных мероприятиях, стараясь убедить как взрослых, так и совсем маленьких детей, что главная ценность леса измеряется в кубических метрах. Но и те люди, которые в повседневной жизни не интересуются вопросами окружающей среды, видят, что происходит со временем с их местами для сбора ягод и грибов. Они видят, что на месте когда-то вырубленных мест для сбора черники мяты не вырастают заново даже через многие годы, потому что для восстановления черничников (в отличие от брусничников) требуется очень много времени, и при текущих тенденциях лесозаготовки это произойдет в момент, когда лес снова будет вырублен. Таким образом, если ничего не изменится, через несколько десятилетий сбор черники останется лишь в наших детских воспоминаниях. В латвийском обществе не хватает понимания вопросов окружающей среды, но люди не слепы. В социальных сетях все чаще появляются фотографии вырубок, люди просто выражают свое недовольство. Конечно, государственные леса это видят и создают свои кампании зеленого введения в заблуждение с еще большей мощностью, и эти плакаты на обочинах, хотя и принадлежат другой компании, являются лишь частью обширной кампании зеленого введения в заблуждение, которая целенаправленно поддерживается.

Называя вещи своими именами, у государственных лесов Латвии есть своя зеленая пропагандистская информационная машина, которую создают реальные люди и чья задача – поддерживать в обществе мысль о том, что ценность леса измеряется в кубических метрах. Нет, государственные леса Латвии не лгут. Информация, которую они очень активно предоставляют общественности, чаще всего не выдумана. Единственная и главная проблема в том, что они представляют эту информацию односторонне, рассказывая людям только ту часть фактов, которая выгодна им и которая не только оправдывает, но и восхваляет деятельность этой компании. Такие действия справедливо можно считать сознательным введением общества в заблуждение. Например, на возражение о том, что в Латвии слишком интенсивно вырубают леса, ответ LVM всегда готов: "Но ведь площадь лесов в Латвии ведь увеличивается!" Однако всегда умалчивается, что в статистику площади лесов включены и вырубки. Или такое утверждение: "Вырубка лесов может помочь снизить изменение климата, потому что в древесине хранится большое количество углерода."

Роль старых лесов в контексте изменения климата – один из самых актуальных вопросов последнего времени как в лесозаготовительной, так и в природоохранной отраслях. Лесозаготовительная отрасль утверждает, что растущий лес поглощает гораздо больше углерода, чем старый лес, и что не давая лесу состариться, мы можем накопить много углерода в древесине. Этот факт основан только на краткосрочном мышлении. Если говорить именно о процессе роста, то это так. Дерево в процессе роста действительно активно поглощает CO2 для создания биомассы. Однако в контексте глобального изменения климата абсолютно важнее долгосрочное хранение углерода, которое, как доказано, гораздо больше в старых лесах. В их почве и отмершей древесине хранится огромное количество углерода. Обсуждая этот вопрос, также игнорируются огромные выбросы углерода, которые при полной вырубке попадают в атмосферу из нарушенной почвы. И сейчас 90% лесов Латвии как основной способ вырубки используют полную вырубку.

Конечно, леса нужно вырубать. В Латвии древесина всегда была и будет очень важным ресурсом. Однако государственные леса Латвии, управляющие 1,62 миллионами гектаров латвийской земли, являются компанией без какой-либо стратегии долгосрочного развития, не говоря уже о сохранении природных ценностей, которое в латвийской лесной отрасли считается только препятствием. Почему? Вот некоторые из основных причин.

Одна из самых актуальных тем в лесозаготовительной отрасли сегодня – ущерб, нанесенный короедами еловым насаждениям. Иронично, что насекомое длиной всего несколько миллиметров способно привлечь такое большое внимание и поднять на ноги всю лесозаготовительную отрасль. Однако следует напомнить, что наиболее подходящие леса для распространения этого вредителя – это именно еловые чистки, потому что так же, как в сельском хозяйстве, так и в лесном хозяйстве действует закономерность, что монокультура – это место с низким биологическим разнообразием, и любой вредитель – это лишь природный инструмент для увеличения видового разнообразия организмов на данной территории.

Ущерб лесу могут нанести также грибы, например, грибок корневой гнили Armillaria spp., который является одной из актуальных проблем в хозяйственных лесах на данный момент, однако никогда не упоминается факт, что в биотопах леса с большим биологическим разнообразием этот гриб почти никогда не вызывает никаких проблем и не способен уничтожить целые насаждения, как это происходит в хозяйственных лесах с одним видом деревьев. Почему? Потому что все свободные ниши в лесу уже заняты другими видами, и больше чем несколько деревьев он не может заселить. Этот гриб, как и короед, создает мертвую древесину, которая, образно выражаясь, открывает двери к вхождению биологического разнообразия в хозяйственный лес. Эти процессы и закономерности хорошо характеризуют основную задачу биологического разнообразия в природе – поддерживать стабильность в среде. Именно поэтому разнообразный лес гораздо устойчивее.

Следует подчеркнуть, что географически Латвия находится в зоне смешанных лесов, и еловые чистки в наших широтах созданы человеком, а не природой. Да, в будущем будут лета с погодными условиями, неблагоприятными для короедов, однако есть еще множество других вредителей как елей, так и сосен, которые могут полностью уничтожить насаждения и чье воздействие под влиянием изменения климата в будущем только усилится. Именно поэтому восстановление вырубок чистками (древостой, состоящий из одной породы деревьев), не говоря уже о природных ценностях, не может и не должно быть устойчивым методом лесного хозяйства.

Но почему так мало высаживается смешанный лес, если в итоге пострадают сами лесоводы? Смешанная древостой, или микстура, в конце концов означает не только большую устойчивость насаждений к вредителям и, следовательно, также выравнивание финансовых рисков, но и гораздо большее биологическое разнообразие и сохранение природных ценностей, что в случае выборочных вырубок было бы определением устойчивого лесного хозяйства. Ответ очень прост, и он был дан уже в самом начале – государственные леса Латвии являются компанией без долгосрочной стратегии с основным фокусом на немедленную прибыль. Иронично, но оказывается, что LVM даже не думает о своей будущей прибыли. Среди исследуемых вопросов актуальны только те, как подготовить почву после полной вырубки, чтобы быстрее вырастить следующую сосну, не говоря уже о включении вопроса сохранения биологического разнообразия в план развития компании. Как сказал орнитолог Виестурс Керус, "главная проблема в управлении лесами Латвии заключается в том, что как лесная отрасль, так и ответственное Министерство сельского хозяйства смотрят на лес как на сельскохозяйственную культуру с более длительным циклом".

Конвенциональное сельское хозяйство
Зерновые являются основной продукцией, производимой сельскохозяйственными производителями. Это сырье для других производителей сельскохозяйственной продукции. И здесь все подчинено интересам переработчиков продуктов питания и, конечно, максимизации прибыли. Пестициды, инсектициды, гербициды и их вред – для многих часто слышанный и надоевший тема, не так ли? Но есть темы, о которых меньше слышно. Например, процент азота в зерне. Чем он выше, тем больше платят переработчики за зерно. Поэтому специально селекционируются сорта с повышенным содержанием азота, чтобы хлебопекам было легче придать изделиям нужную форму. Глютен – это глютен, нерастворимый в воде белок большой молекулы, который при интенсивном использовании накапливается на стенках кишечника и нарушает метаболические процессы. Глютен широко используют производители продуктов питания в самых разных изделиях, например, как загуститель. В результате страдает здоровье потребителей.

Еще большую опасность представляют гербициды, содержащие глифосат, которые в почве разлагаются гораздо дольше, чем рекламируется. Чтобы зерно равномернее созревало и можно было сдать его в высший сорт, некоторые производители зерна умудряются обработать свои поля, например, раундапом за пару недель до сбора урожая, в результате чего глифосат накапливается в оболочке зерна. Потребляя хлеб из такого зерна, получается доза глифосата. Последствия – травмируются молекулы ДНК клеток, особенно страдают эпителиальные клетки. При повреждении клеточной ДНК следующая копия клетки будет другой и будет выполнять свою функцию по-другому. Последствия трудно предсказать.

С интенсивными технологиями производимое сырье, в том числе полученное от ГМО растений, используется в производстве мяса, яиц и молока. Указывая состав продукта, о его наличии, к сожалению, не информируют потребителей.

Чтобы животные, находясь в большом напряжении и стрессе, не болели, используется огромное количество лекарств. Чтобы быстрее набирать вес - гормональные препараты. Все это, к сожалению, попадает в мясо. Кстати, в мясе, произведенном интенсивными технологиями, содержание остатков пестицидов в 10 раз больше, чем в фруктах и овощах, о которых мы часто беспокоимся.

Вместе с навозом и пометом, собранным из хлевов и разбросанным по полям, попадают также лекарства, используемые в животноводстве и птицеводстве, без которых в конвенциональном сельском хозяйстве невозможно обойтись долгое время, потому что природа стремится не допустить большой концентрации какого-либо одного животного или растения в одном месте. Даже если пестициды или лекарства используются в соответствии со всеми инструкциями, они неизбежно попадают в почву и далее – в растения, а также дальше в экосистему. От антибиотиков образуются микроорганизмы, устойчивые к ним, и антибиотики, используемые в медицине, могут оказаться неэффективными. Все остатки лекарств в почве невозможно выявить простыми анализами почвы. Требуются дорогостоящие и времязатратные исследования. Также неизвестны долгосрочные последствия воздействия остатков лекарств на организм человека.

Соя, которая часто используется в производстве кормов и при выращивании которой используется очень много пестицидов, на 90% состоит из генетически модифицированных организмов. Из нее производят различные пищевые добавки, которые затем используются в самых разных продуктах, например, конфеты, мороженое, шоколад и т. д. Все это разрушает нашу репродуктивную, эндокринную, а также центральную нервную систему и не только. По этой причине есть страны, где сою почти не используют, хотя по сути это ценный пищевой продукт, лучший источник растительного белка. Соя в кормах не является незаменимой, ведь в Латвии можно выращивать бобовые, и разница в цене не так велика.

Почему налогоплательщик должен субсидировать таких производителей продуктов питания? Это путь в никуда. Есть экономически выгодные варианты, которые полностью подтверждены экономическими расчетами и подтверждены на практике.

Пестициды
Еще когда Латвия только вступила в ЕС, мы гордились биологическим разнообразием и тем, что почва не так деградирована по сравнению с богатыми европейскими странами. Теперь, когда мы вошли в это сообщество, благодаря активности конвенциональных фермеров, которая поддерживается субсидиями, мы достигли этих стран или даже превзошли их в деградации почвы и окружающей среды пестицидами и недружественным к природе хозяйствованием. Как показывают глубокие анализы почвы и полученной продукции в лабораториях Германии и Италии, остатки пестицидов находятся повсюду, даже когда в том месте они не использовались несколько лет. К сожалению, ветер также переносит пестициды на соседние территории, в том числе на придомовые огороды и в колодцы. Не исключение и продукция пчеловодства, потому что, если она собрана в такой окрестности, в ней также обнаруживается загрязнение этими химическими веществами.

Количество накопленных и поступающих в окружающую среду пестицидов огромно. Чтобы не было абстрактного разговора, вот некоторые из них, которые являются наиболее популярными. Гербициды: глифосат, метолахлор, хлорамфеникол. Инсектициды: циперметрин (особенно часто и в больших количествах встречается), имидаклоприд, тиаклоприд, дельтаметрин, хлорпирифос. Фунгициды: азоксистробин, боскалид, флуопирам, фенгексамид, пропиконазол, фенпропидин, пираклостробин.

В Латвии в течение года в сельском хозяйстве используется около 600 тонн пестицидов, или от 1 до 2,5 кг на гектар. В мире используется около 2 миллионов тонн пестицидов, что приносит их производителям около 45 миллиардов долларов годовой прибыли. Возможно, что фармацевтическая индустрия получает от этого еще большую косвенную прибыль, потому что последствия использования пестицидов не остаются без последствий. Одним из признаков, указывающих на это, является резкий рост онкологических заболеваний, аутизма и многих других болезней в последние годы. К сожалению, остатки пестицидов находятся не только в промышленно произведенных продуктах питания, но и в грунтовых водах, которые попадают в колодцы. Это особенно касается регионов, где выращивают зимнюю пшеницу, рапс и ячмень, потому что в их выращивании яды используются больше всего (2-2,5 кг на гектар).

Раундап, Клиникс, Ураган, Тайфун Б и другие, чьим действующим веществом является глифосат, – это современные широко используемые гербициды, которыми обрабатывают поля от сорняков, а также зерновые перед сбором урожая, чтобы они равномернее созревали и фермеры могли реализовать их как "высший сорт зерна". Да, внешний вид зерна улучшается, но оказывается, что глифосат негативно влияет на активность ферментов у млекопитающих, особенно это касается ферментов желудочно-кишечного тракта, которые жизненно необходимы для его нормальной работы. Ферменты выполняют различные функции. Есть ферменты, участвующие в создании ДНК, есть разлагающие большие молекулы, есть выводящие токсины и т. д. И как только какая-либо функция выполняется неполноценно, начинаются проблемы.

Большая часть обработанных глифосатом препаратов попадает в почву, далее – в грунтовые воды. Разложение в почве может длиться даже несколько лет. В организм человека эти препараты могут попасть как с продуктами, так и с водой из колодца, а также непосредственно через кожу или при вдыхании (у фермеров во время работы) и могут вызвать серьезные проблемы со здоровьем – мутации (генетические повреждения), способствующие бесплодию и преждевременным родам, гормональные нарушения у детей и т. д. Глифосат повреждает клетки эпителия кожи (плотный слой клеток на границе с внешней средой) и может вызвать рак почек и кожи. Также один из самых быстрорастущих в мире видов рака – неходжкинская лимфома (увеличение на 5% в год). Совпадение или случайность, но эти проценты схожи с процентным увеличением использования гербицидов. Сорняки становятся устойчивыми, и дозы увеличиваются. К сожалению, люди к этим веществам не становятся более иммунными.

Фермеры возразят, что без пестицидов существенно снизится урожайность. Но, как показывает опыт, в биологических хозяйствах действительно несколько ниже урожайность. Это примерно 10 – 30%. Это не разница в несколько раз. Но если учесть, что клетки организма человека ассимилируют только 5% из того, что мы едим, остальное выводится как отходы и токсины. Не заставляет ли эти цифры сделать логический вывод – меньше, но качественнее. Эта цифра примерно 5% относится к современной промышленно произведенной пище. Той, которую предлагают супермаркеты, где происходит наша покупка продуктов, таких, какие мы видим в тележках для покупок в магазинах. Супермаркеты сегодня стали зеркалом общества. Что покупают, то и предлагают.

Возникает вопрос – разумно ли это? Разумно ли за счет налогоплательщиков в виде субсидий фермерам, отравлять самих этих налогоплательщиков?

Альтернатива
Чтобы получить продукцию, дружественную к здоровью, в природе все должно быть в балансе, в том, который сложился за миллионы лет. Нельзя все подряд вырубать и вспахивать. Должно быть биологическое разнообразие как в березняке, так и в болоте, так и в лесу со старыми деревьями. Уничтожая какой-либо вид насекомых или растений, под угрозу ставятся остальные. Вместо вырубок следует сажать не только ели, сосны и березы, исходя из краткосрочных коммерческих расчетов. Разумно было бы реновировать поля, опустошенные конвенциональным сельским хозяйством, посадив на них деревья, которые здесь росли до оледенения, то есть до 12 тысяч лет назад, например, реликтовую метасеквойю (лат. metasequoia glyptostroboides), двудольный гинкго (лат. ginkgo biloba), американский кофейник (лат. gymnocladus dioicus), зеленую псевдотсугу (лат. pseudotsuga menziesii), катальпы (лат. catalpas). Таким образом можно было бы восстановить сложную самовосстанавливающуюся экосистему с уникальной природной гармонией и мощной энергетикой. Это было бы лучшее наследие, которое можно оставить будущим поколениям. Люди в такой среде чувствовали бы себя намного лучше. К сожалению, человек, заключенный в городских железобетонных коробках и подвергшийся различным излучениям, пока не может это понять.

Если в природе баланс не нарушен, она сама справляется с вредителями и болезнями растений. Также не нужно вносить минеральные удобрения, в природе все устроено так, что, например, растения семейства бобовых могут брать азот из воздуха (например, люцерна, клевер), есть растения, которые образуют длинные корни и могут всасывать минеральные вещества, находящиеся очень глубоко в почве. При разложении эти растения кормят другие растения. Поэтому, работая с экологически чистыми методами, нужно много знаний, а не минеральных удобрений и пестицидов, которые в конечном итоге загрязняют также и море. Хотя при работе с экологически чистыми методами размер урожая и цены будут несколько отличаться, произведенная продукция будет более насыщенной, богатой минералами и поэтому будет достаточно и меньшего количества. Используя такую продукцию, человек чувствует себя гораздо бодрее, не нужно принимать легальные наркотики – кофе или энергетические напитки. И если еще учесть экономию на лечении в перспективе, цифры становятся убедительными. Тогда что мешает нам экономить, когда постоянно слышим, что в бюджете во всех сферах не хватает денег. Мы до конца не осознаем, какое богатство у нас есть в Латвии, неустроенные поля, дикая природа, которая, к сожалению, в последнее время катастрофически уничтожается. По сравнению с другими европейскими странами у нас меньше "устроенных" сельскохозяйственных территорий с геометрически точными апартами полей с идеально прямыми бороздами, где нет ни одного сорняка, нет кустарников, нет также слизней и жаб. Но в природе устроенных территориях порядок гораздо больший. Там все находится во взаимном балансе и запрограммировано на долгое существование.

 

Жадность и непонимание уничтожают землю Латвии
В мире так, что катастрофически все меньше остается земли, мало затронутой человеком. Пока в Латвии еще что-то осталось от биологического разнообразия. Из-за краткосрочного мышления и непонимания большинство людей считают, что земля упорядочена, когда она вспахана и засеяна монокультурами, не понимая, что   Лесорубы и крупные фермеры видят леса и поля только через призму евро и долларов – сразу и сейчас. Если наши предки вырубали леса в основном зимой и выборочно, получая качественную древесину, то теперь вырубают круглый год и чаще всего все подряд. Вырубая в теплое время года, быстро распространяются, например, грибковые заболевания, но больные деревья нравятся насекомым. Результат – леса становятся все более больными. Если раньше золу от дров обычно рассыпали неподалеку, то теперь все увозится прочь. Увозится самое большое богатство – микро- и макроэлементы, которые ни одно животное или растение синтезировать не могут. Они в почве есть, или их нет. Если лесная земля еще не исчерпана, то с сельскохозяйственными землями ситуация все хуже и хуже. Как показывают мировые долгосрочные сводки анализов почвы за многие годы, количество макроэлементов и микроэлементов в почве, которые не увеличивают массу урожая, с каждым годом убедительно снижается.

Есть только две причины болезней – дефицит минералов и загрязнение организма. С растениями то же самое. Если это не учитывается – исчезают как растения, так и люди. С помощью лекарств и пестицидов долгосрочно обмануть природу невозможно. В природе нет неизлечимых болезней, есть только незнание людей. В противном случае нас бы не было. В природе нет ничего лишнего, разве что люди, которые этого не понимают, но с ними природа обращается по своим законам, и это только вопрос времени.

Покупая в магазине, ваш выбор влияет на окружающую среду
Если мы хотим заботиться о своем здоровье, то не только внимательно подумаем, к какому врачу идти и к какому нет, какие лекарства покупать в аптеке или не покупать, еще более внимательно следует рассмотреть – у какого фермера покупать продукты и у какого нет. Покупая продукты, выращенные на истощенной конвенциональным сельским хозяйством почве, вы не только разрушаете свое здоровье, но и своим кошельком способствуете дальнейшей деградации этой сельскохозяйственной земли, оставляя неприятное наследие будущим поколениям.
                                                                                                                biteend